Вопрос о государственном финансировании партий спровоцировал интересную дискуссию в украинском экспертном обществе.

Что такое госсударственное финансирование партий — это выделение бюджетных средств на уставную деятельность политических партий в стране.

Какие же основные вопросы и опасения вокруг государственного финансирования партий.

Насколько наш бюджет способен вынести нагрузку финансирования партий?

На какую деятельность и в каких процентах нужно выделять бюджетные деньги?

Как контролировать расходование бюджетных средств руководством партий и какие санкции могут быть?

Насколько справедливо ограничивать методы политической рекламы и процентные соотношения финансирования — партийцы (взносы) — взносы юридических и физических лиц — государственная поддержка?

Это только основные вопросы, которые закладывают систему государственного финансирования партий. Обратимся немного к опыту других стран в этом вопросе.

Государственное финансирование партий — это часть антикоррупционной программы, именно этот механизм позволит постепенно снизить влияние крупных ресурсодержателей на партийные структуры. Со стороны политтехнолога необходимо сказать, что избирательная кампания действительно затратная вещь (если на местном уровне депутатом городского совета можно стать потратив на агитацию 2 000 долларов, то всеукраинская массированная агитация обойдётся в 20-50 млн долларов). Не менее затратная статья — это обеспечения работы партийной организации вне выборов, хотя этот вектор крайне важен и нужен для развития демократических процессов. Но все же нужно быть реалистами: заложенных в проекте закона 442 млн грн (1 процент от минимальной заработной платы умножено на количество избирателей) не достаточно для полного обеспечения партийной работы крупных политических сил, но этого вполне достаточно для того, что бы дать новым партийный структурам шанс, дать им альтернативу для развития. Этот фактор нельзя не брать во внимание.

Нужно отметить, что механизмы государственного финансирования существуют и в РФ, это порядка 20-ти рублей на каждого избирателя, отдавшего голос за федеральный список партии, так же и с Кандидатами в Президенты — но, очевидно что такая практика в РФ не произвела существенного влияния на демократизацию процессов и политический плюрализм мнений. Посему, важный аспект состоит в готовности общества принять столь правильную практику и реализовать ее сполна.

В Германии подобная практика принята за основу в 1967 году с новым Законом о политических партиях. Во Франции подобное решение было принято в 1988 году. Республика выделяет более чем 150 млн евро на поддержку тех партий, которые получили не меньше 0,5 % на выборах в Европарламент или Бендерстаг и не меньше 1 % на выборах в ландтагов (0,85 евро до 4-х млн избирателей и 0,7 после 4-х млн избирателей). Также в Германии существует система выделения по 70, 38 евро за каждый евро, полученный в виде членских взносов (или пожертвования физ лиц до 3300 евро). Хорошим примером является Чешская Республика — если партия набирает более 3-х процентов на выборах — получает 32 000 долларов, более чем 10 000 долларов за каждые 0,1 % (до 5 %). Если же партия набирает более 5% — ее “вознаграждение” равняется 530 000 долларов. В Словении же партия имеет право на компенсацию по 0,33 евро за каждый полученный голос (в случае выборов в Европаламент или в Государственное собрание).

Если говорить о результатах на местом уровне в Словении, здесь условия такие — от 6 % на местах (на избирательном округе) поддержки или от 2% по стране — госсударство компенсирует по 0,12 евро за голос. А если партия в Парламенте — тоже компенсация по 0,13 евро + индексация на рост цен. В Хорватии данную практику приняли только в 2011 году и выделяется 0,05% от размера государственного бюджета. В Румынии не более 0,04 % дохода госбюджета тратится на поддержку партий путем распределения субвенций.

Немного иная система финансирования существует в Швеции — это компенсация за каждого члена Риксдага (парламента) — по 50 000 долларов, с поправкой на официальные расходы партии. В Бельгии партия получает и фиксированную сумму ежегодно и выплату за количество голосов, полученных на выборах (125 000 евро и по 1,25 евро за голос соответственно).

Конечно, для нас более близок Чешский сценарий. С позиции политтехнолога должна сказать, что система компенсации за количество мест в парламенте и стимулирование сборов членских взносов также была бы здоровой. По сути, есть ряд новых политических сил крайне нишевых, которые внедряли практику реального сбора членских взносов, постоянного функционирования политических проектов и открытой отчетности о расходах, но в красках и обилии политической рекламы от 320 млн и выше эти политические силы остаются неким феноменом. Демократия — это процесс нелинейный, не можем мы сегодня жить в системе постсоветского сознания, а завтра вмиг построить новую политическую систему, политическая воля элит также не возникает в один момент, но создать максимальное количество инструментов, прогрессивных практик безусловно важно, это изменение институций, формирование новых практик.

Конечно, изначально каждый механизм будет воспринят в штыки, и конечно, я работаю в сфере и понимаю стоимость и ресурсы кампаний, не питаю иллюзий о моментальной действенности данного (скорее всего, в будущем принятого законопроекта), но все же поддержу общественный дискурс на эту тему.

Политтехнолог Екатерина Одарченко