Сегодня ми пообщались о лоббизме в Украине с Тимуром Чмеруком, сооснователем Украинской ассоциации профессионалов в сфере GR и лоббистов, предпринимателем, руководителем программ Институту Демократии и развития «PolitA»

3ea5a5e

— Тимур, я знаю, что в последний год тема лоббизма была венесена на новый уровень дискуссии. В этом есть и Ваша лепта, как организатора первого в Украине Международного GR Форума, посвященного и вопросам лоббизма.
Всем известно, что открытость и подотчетность в коммуникации бизнеса и власти приведет к сокращению уровня коррупции в стране.

— Что нужно для того, что бы стать лоббистом по Вашему мнению?

Есть несколько путей для того, что бы стать лоббистом, действительно грамотным специалистом в этой сфере.
Первый: иметь связи в профильных органах власти, иметь комплексное понимание процесса принятия решений на определенной уровне. Понимание процесса выработки решения на практике. Также люди имеющее опыт работы в органах власти имеют практические связи, они могут отслеживать ситуацию, оценивать регуляторные риски.
Второй: это не имея опыта работы в коридорах власти — работать от обратного — от знания процессов принятия решений и практики в лоббистских кампаниях, или в GR департаментах кампаний. Редко приходят люди просто имеющее опыт в эдвокаси кампаниях.

— А в каких структурах оптимально обретать опыт?

Думаю, что в бизнес-ориентированных, конечно наиболее интересных бизнес-структурах, государственных структурах — Министерство инфраструктуры, МинАгро, Министерство топлива и энергетики, МинЭко, МинФин, профильные комитеты Верховного совета. Можно начать с работы на муниципальном уровне в профильных комиссиях.

— А какие основные запросы от компаний?

Сложно сказать однозначно, по сути GR специалист проводит анализ рисков, возможного вреда отрасли или компании, или же наоборот возможности для развития. Если же риск есть — нужно оперативное решение и путь нейтрализации решений, в случае новых возможностей катализация принятия решений. Влиять уже можно разными методами — от предоставления анализа и аргументации в пользу своего решения (например позиция НАН Украины или же вывод авторитетной международной кампании, позиция ассоциации с аналитикой — другие аргументы).Точки воздействия могут быть разными от отдельного народного депутата — до глав департаментов (нужно каждый кейс рассматривать отдельно), иногда необходимо и добавить акценты, сформировав правильную точку зрения общественности, подкрепить ли наоборот разбить социальные стереотипы. Сколько задач — столько и стратегий. Нет ничего абсолютно универсального. Но всегда нужно найти баланс между сторонниками и противниками Вашей позиции.

— Тобеж лоббист всегда работает против общественного блага, а государство борется с такими интересами?

Нет, совсем не так. Интерес в бизнес кругах — это здоровое явление, думаю все согласны, что либеральные демократии (как раз в таких системах максимально развит лоббизм и законодательно зарегулирован) дают больше возможностей для бизнес девелопмента, соответственно больше предприятий платит налоги, соответственно больше ресурсов для формирование социальных сервисов. Это конечно идеальный вариант, но думаю Вы согласитесь, что если, например, отрасль производителей молока имеет свою позицию и стратегию, и регуляторная политика министерства финансов просто убивает и так не столь простое дело животноводства — то тут есть о чем говорить, найти баланс между игроками рынка и государственными органами.

— А почему сами государственные органы не знают о таких кричащих проблемах?

Сейчас штат государственных органов обладает достаточно внушительным количеством кадров. Но стоит учитывать,что компетентный аналитик вряд ли будет работать за 2000 грн под руководством чиновника.Отраслевые организации или корпорации могут себе позволить качественные маркетинговые исследования, аналитику и, конечно, грамотный лоббист не предложит модель — «мы не будем платить налоги вообще», но может сформировать «согласно нашему исследованию налог (определенный) стоит снизить на 2,3 процента за 2 в связи с адаптацией законодательства европейскому.

— Но все же это же интересы одной конкретной компании или одной отрасли?

В большинстве случаев все равно нужно выходит за «контекст» компании и ее интересов, обращать внимание на социальные процессы и проблематику. Во многом задеваются темы «рабочих мест», экологии, Возможностей для развития регионов, государства, развития малого и среднего бизнеса, качества продукции и тд. Конечно есть и кулуарные кейсы, когда медийная компания может и навредить. Тут важно чувствовать меру и иметь опыт. Но разница в позиции лоббиста и политика в том, что первый всегда чувствует «где деньги» и интерес его Клиента, а политик иногда действ эмоционально, также у него есть обязанности перед избирателями, определённое позиционирование и образ — на котором можно играть. Тут важно четко понимать интересы, сильные и слабые позиции каждого. При комплексной влиянии на решения лоббист может быстро привлечь СМИ, активизировать компанию в регионах, поднять непрямные или наоборот выгодные публичному политику вопросы.

— Да, но половина или даже большая часть украинского политикума — это бюрократы или «серые кардиналы» — люди непубличные. Как влиять на них?

К ним нужен свой подход — он тоже понятен, но другой.Конечно, куларного политика сложно переубедить статьей или митингом, но для него понятны другие аргументы, в том числе коалиции в бизнес среде. Сам лоббист и в первом и во втором случае также субъект политики. Это нужно понимать находить аргументы и легитимизировать решения, в этом и заключается его работа. Но все равно он чаще находиться в позиции просящего, в то время как политик несет роль лица принимающего решения. Это в первую очередь и психологическая модель, которую нужно принять, людям с излишними амбициями и гонорам лоббистами не стать.

— А что если все аргументы слабы, например, дело завязано на работу против интересов крупных финансово промышленых групп?

Есть очень весомые аргументы, для Украины это, например, позиция Западных партнеров.Можно вступить в коалицию с Европейскими игроками,организациями, получить поддерживающую позицию в Европейской комиссии, европейских финансовых институциях. Это работает как весомы аргумент, хотя и процесс дольше и сложнее конечно.Внешнее давление в нынешней ситуации очень важно.

-Так может сразу стоит переходить на это уровень?

Зачем? Каждый уровень влияния имеет свои методы и стратагемы. Зачем тратить ресурсы на привлечение международных игроков, аналитиков и людей из Европейской комиссии, когда достаточно просто качественного анализа регуляторики с офиса? Хороший специалист зарабатывает достойный гонорар, но у него нет задачи раздувать бюджет и предлагать «все». Целесообразность превыше всего.

Лоббист – это профессия определенной сферы, или же можно сегодня представлять интересы производителей табака, а потом легкой промышленности?

Кончено, специализация существует, и методы IT лобби отличается от методой работы с металлургами. Но в целом, тут нужно смотреть на практики отдельных кампаний или людей — универсального рецепта нет. Гибкость мышления важны. Даже если это одна отрасль — сегодня ты можешь работать «за» определенный вектор и решения, а через 2-3 года может понадобится мыслить в другом векторе. Нужно понимать все аргументы, как «за» так и «против», уметь моделировать сценарии развития отрасли, быть образованным человеком. Конечно, есть некая завуалированность интересов, но ДжиАрщик умеет завуалировано показывать корпоративное за публичное.

Хорошо, а зачем тогда в этих процессах регулирования, тобеж закон о лоббизме?

Закон о лоббизме уже давно обсуждается в экспертном круге, он мог бы позволить игрокам GR рынка и лоббистам иметь легальные полномочия. Например в США на федеральном уровне официально работает порядка 15 тысяч лоббистов, в Германии, которая приняла закон регулирующий лоббистскую деятельность 40 лет назад работают порядка 21 тысячи лоббистских фирм. Это дает игрокам не только обязанность отчитываться о клиентах, контрактах, но и иметь возможность доступа к процессам принятия решений. И это доступ не только удостоверения, это возможность быть услышанным, быть в процессе легально. Такая практика безусловно являться правильной и прогрессивной. Она формирует новую институцию, а соответственно новые положительные практики.

Екатерина Солод